ЧИТАЙТЕ У НАС!

Российским ученым удалось получить худо без добра.

Мы протягиваем руку мира соседям, и запомните, у нас длинные руки мира

Text/HTML

Максим Стишов

Про евреев и других

Максим Стишов

Предрассудки
В финале спектакля все девушки по очереди показывали залу свои лобки. Ицик (31) сказал, что если Ингрид (23) не перестанет, свадьбы не будет. Ингрид набралась смелости и попросила Тома освободить ее от финала. Том покачал головой и посоветовал Ингрид определиться, что для неё важнее: искусство или предрассудки. И все девчонки говорили, что Том – всемирно признанный гений и работать у него – счастье, а таких Ициков – как грязи. И Ингрид выбрала искусство.

Читать дальше

Попов, русалка
 Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Дети выросли

Когда секс ушел из жизни Шаксов (56) окончательно, эта тема как-то сама собой стала табу. И тут как назло не давала заснуть громкая соседская любовь – в тель-авивских квартирах тонкие стены. Следующую ночь – тоже самое. Особенно страдала склонная к бессоннице Женя. Когда любвеобильных соседей наконец удалось вычислить, Шаксы потеряли дар речи – это были два маленьких человечка – крепенький, совершенно седой дедок лет 70 и милая дюймовочка за 60. После такого нокаута даже шутить не хотелось. Читать дальше
Попов, бабушка моет посуду Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Чайлдфри

Мать не хотела Краснова (56). Она как раз собиралась уходить от отца. Но отец проявил странную настойчивость и Краснов все-таки родился. Брак родителей это не спасло и Краснов остался с отцом. Знавал двух официальных мачех и парочку временных. Своих детей у него не было. Вернее, были, целых двое, но он делал вид, что их нет. Если жену не удавалось уговорить на аборт, он просто уходил. С Аней решили сразу: чайлдфри. И все было прекрасно до сегодняшнего утра, когда выяснилось Читать дальше

Супермен

Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Прощение

У Берковича (48) была девушка, невероятная красавица с роскошными формами (29). Беркович в ней души не чаял, обхаживал и одаривал, но она все равно ушла от него, как уходили другие – ведь женщине нужен либо тиран, либо подкаблучник, а Беркович был ни то ни се. Девушка хотела остаться с Берковичем друзьями, но Беркович крепко обиделся и на призывы ее не отвечал. Девушка не сдавалась и однажды сообщила ему о том, что вышла замуж и благополучно  Читать дальше

Попов, Феникс

Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Любовь

После тридцати лет счастливого брака с Сацем (53), Светлана (52) неожиданно потребовала развода. Светлана напирала на то, что поправилась на 9 килограмм и сама себе отвратительна, что у нее сухость влагалища, а у Саца простатит, потому что у них уже два года не было секса! И вообще все его друзья-киношники уже давно переженились на молоденьких, а Сац остается с ней по привычке и из жалости. Она устала жить в постоянном страхе его ухода и чувствовать себя рухлядью в окружении юных жен его друзей. Она уезжает в Америку к дочери, а когда вернется, Сац должен сообщить о своем решении. Читать дальше

Попов, кровать


Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Бессонница

Как-то в полнолуние Карлинскому (55)  не спалось. Когда все овечки и облака были пересчитаны, он принялся вспоминать женщин, с которыми у него было, и мысленно заполнять ими пространство своей немаленькой квартиры. Вскоре выяснилось, что, даже если задействовать балкон и постирочную, всем места не хватит – ведь оставались еще ночные бабочки, которых Карлинский решил визуализировать во вторую очередь. В этой немыслимой тесноте его все-таки сморило, но всю ночь Читать дальше

Попов, сны
Рис. Андрея Попова

 

Максим Стишов

Харизма

Залмансон (45) не завидовал Рыбкеру (51), ни  боже мой, просто считал его успех незаслуженным. Ну с какой стати этот косноязычный троечник ходит в первачах?! Нюанс, однако, был в том, что умница Залмансон числился младшим партнёром в фирме выскочки Рыбкера и являлся прямым бенефициаром рыбкеровских успехов. Но тут Рыбкеру перестало фартить. Настолько, что он решил посоветоваться с Залмансоном, чье мнение Читать дальше

Попов, Харизма


Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Здравый смысл 

Пундяк (62) был ходок, и жены у него не задерживались. В 55 он по последней любви женился на молоденькой и вроде бы успокоился. Она верила в здравый смысл, и временами очень страдала от своей обреченности на смерть любимого человека и одинокую старость. Страх ее был так силен, что Кое-Где разозлились. Однажды на ночном шоссе ее "мини" угодил под самосвал и на пороге одинокой старости оказался как раз Пундяк. Он очень горевал. В фейсбуке его нашла Читать дальше

Попов, Здравй смысл

Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

Менопауза
Бриль (56) пришел к раввину советоваться по деликатному вопросу: ему отказала в интимных ласках жена (55), тяжело переживавшая менопаузу. Прогрессивный раввин (38), отец семерых дочерей, не знавший ни одной женщины, кроме своей Рейцл, посоветовал Брилю сделать жене "куни". Так и сказал: "куни". Бриль ушел подавленным: такого совета от ортодоксального раввина
Читать дальше

Попов, Стишов

Рис. Андрея Попова

Про евреев и других

Максим Стишов

В постели с врагом
"Если вдруг завтра она куда-нибудь провалится, я ведь не буду ее искать," – меланхоличного думал Кирс (47), глядя на роскошное тело Насти (25) имевшей обыкновение спать голой. Но он ошибался. Настя не спала. Она думала о том, что Кирс, конечно, находка, но никогда не жениться на ней, и надо бы приветить этого Валеру из пиара. Он – не такая находка, но тоже москвич с квартирой, а главное, совершенно от неё без ума. А то, что толстый, даже хорошо. Толстые менее прихотливые. Если все сделать тонко, то можно и машину сохранить. Кирс слишком гордый, чтобы мелочиться по такому поводу. Читать дальше

Попов, В постели с врагом

Рис. Андрея Попова

Рейтинг@Mail.ru