Мужчины бальзаковского возраста

Максим Стишов

Уроки сценарного мастерства

Вассерцуг (36) опять принес какую-то фигню, и Каплер (57) разозлился. 

– Ты же был в Ливане, – сказал он. – Напиши об этом!

Огромный Вассерцуг насупился и замолчал. Каплер пожалел о сказанном – теперь этот зануда наверняка просидит лишний час, мучая Каплера своими графоманскими замыслами. 

Вдруг взгляд Вассерцуга словно остекленел и он начал говорить, почти не моргая и глядя куда-то мимо Каплера.

– В первый день войны мы вошли в одну деревню. Разведка сказала, что там никого нет, но там были. Двоих наших сняли сразу, потом кинули гранату. Йони накрыл ее собой. Меня откинуло и я потерял сознание. Когда очнулся, видеть ничего не мог, потому что глаза были залеплены йониным мозгом. Начал таскать раненых в укрытие. Потащил Серегу. Ему ноги оторвало. Он прямо у меня на руках и умер. Ариэля-аргентинца тащил уже мертвым. Когда подошли наши, нас осталось трое. Из четырнадцати. Я до сих пор кричу по ночам. Ты хочешь, чтобы я об этом написал? 

Каплер вспомнил, что в первый день последней ливанской войны он лежал в греческой гостинице со своей тогдашней любовницей. Семья думала, что он в Париже на семинаре. Они занимались сексом, курили траву, а в перерывах смотрели войну по CNN. 

Каплер хотел было промямлить какие-то слова утешения, но не успел, потому что Вассерцуг заплакал, мелко дрожа всем своим огромным телом. И тогда Каплер встал и неуклюже, как-то сбоку обнял его. И долго, как ребенка, гладил по абсолютно лысому черепу, пока Вассерцуг не успокоился. 

В следующий раз он опять принес какую-то фигню. 

pop-ipad

Рис. Андрея Попова

" data-title="Уроки сценарного мастерства" data-url="http://beseder.ru/" >
765
ЕЩЁ >>>

Окна ПРОСТО

Осень

Рис. Бориса Эренбурга

Народ, книги!

muha_gl

Пойдем до РЕТРО

maza-gl

Рис. Михаила Алюкова

Мужчины бальзаковского возраста
Максим Стишов

Судный день 

Новости партнёров