СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Рыба-оползень: дары моря или дитя гор?

Шма, Исраэль, ма нишма?

Про евреев и других

 

Максим Стишов



Ревнитель
Лет за 10 до того, как стать убийцей, Котик (55) был вполне преуспевающим московским бизнесменом. Но ни хлебом единым жив человек, и ближе к 50 он стал ревностным иудеем. Полусветское существование быстро разочаровало его своей фальшью и он подался к ультра ортодоксам. Продал бизнес, развелся с женой и переехал в одно из добровольных израильских гетто. Женился на бездетной вдове. Всевышний и передовая медицина сотворили чудо и жена родила сына. Мальчик был определен в хорошую школу и быстро стал преуспевать в изучении Торы. Но тут случилось несчастье: один из учеников пожаловался родителям на учителя. Делом занялась полиция и учитель был арестован по подозрению в растлении малолетних. Среди его жертв числился и маленький Йоси. Вскоре за недоказанностью улик учителя выпустили. И тогда Котик взял на кухне большой нож, позвонил учителю в дверь и, когда тот открыл, перерезал ему артерию. Этому он научился в интернете на сайтах для палестинских террористов. Теперь ждет суда. Говорит, что ни о чём не жалеет.


В постели с врагом
"Если вдруг завтра она куда-нибудь провалится, я ведь не буду ее искать," – меланхоличного думал Кирс (47), глядя на роскошное тело Насти (25) имевшей обыкновение спать голой. Но он ошибался. Настя не спала. Она думала о том, что Кирс, конечно, находка, но никогда не жениться на ней, и надо бы приветить этого Валеру из пиара. Он – не такая находка, но тоже москвич с квартирой, а главное, совершенно от неё без ума. А то, что толстый, даже хорошо. Толстые менее прихотливые. Если все сделать тонко, то можно и машину сохранить. Кирс слишком гордый, чтобы мелочиться по такому поводу. Кирс же думал о том, что по-хорошему, пусть забирает машину и газует на фиг. Но потом вспоминал, что придётся искать кого-то нового, опять проходить через весь этот геморрой с дэйтингом, да и такое тело на дороге не валяется – и ленился. И Настя ленилась привечать Валеру – все-таки она не любила толстых. Да и Кирс временами казался ей не таким уж безнадежным.

Попов, В постели с врагом

Рис. Андрея Попова


Обмен
Краснов (54) не верил своему счастью с пятой женой. И все же факт: с тех пор как женился на  Вере, его преследовали сплошные напасти. Сначала в один год умерли родители, потом схлопнулся многолетний прибыльный бизнес. Насмерть разругался с лучшим другом, в почке нашли какую-то гадость. Вдобавок дочь спуталась с проходимцем.  Только своему аналитику Краснов признавался в крамольных мыслях: а стоила ли овчинка выделки?  Равноценен ли обмен?
Аналитик, как всегда, молчал, падла.

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru