СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Группа детей-диверсантов уничтожила склад с кашей.

Слухи о моей жизни сильно преувеличены

Про евреев и других

 

 

Максим Стишов


Однажды весной

В прекрасном кафе напротив дома Школьник (47) обычно завтракал с Рони (39), и поэтому больше не ходил туда, чтобы не бередить душу.
А ходил в соседнее – невкусное и дорогое.
Однажды к Школьнику подсел рыжий хозяин (под 50). От него чуть слышно тянуло алкоголем.
– Не понимаю, почему к нам люди ещё ходят?  В Тель-Авиве полно отличных кафе, а у нас повар просто ужасный! Но я не могу его заменить, – вздохнул Рыжий.
– Почему? – спросил Школьник.
Рыжий только грустно улыбнулся и угостил Школьника водянистым кофе.
Как-то ближе к ночи к Школьнику подсел седобородый повар с серьгой в ухе.
– Я ведь классный повар, – сказал он на родном английском, – в Майями 12 лет проработал, потом в Нью-Йорке. А теперь вот застрял в этой дыре... Траву будешь?
Школьник переехал и перестал ходить в это кафе.
В одну из волшебно-весенних суббот они с Лиз (34) шли, обнявшись, по бульвару Ротшильд и Школьник увидел повара.
Повар лежал на скамейке, положив голову на бедро Рыжего, а Рыжий нежно копался в пепле его шевелюры...


Мечта
У Лены (37) была мечта: она хотела ребёнка от своего мужа Игоря (46).
Но осуществление мечты означало потерю Игоря: он с самого начала жёстко определил правила – никаких детей. И Лена знала, что однажды он ушёл от женщины, которая эти правила нарушила. Поэтому Лена просто сказала, что хочет навестить маму в Питере. Ненавидевший ее отъезды, Игорь согласился с пугающей легкостью. Она вернулась через неделю: худая, бледная и грустная. Игорь молча обнял её на вокзале – он все понял, конечно, всегда понимал – и они пошли жить дальше.


How was your day?
Перед сном Казакевич (59) всегда вспоминал день минувший.
Если ничего хорошего выудить не удавалось, спал плохо.
Сегодня был один из тех дней: навалился удушающий хамсин и как назло сломался кондиционер.
Из-за паралича на железной дороге встал в пробках город.
В ресторанчике у дома накормили паршиво и ныл бок.
Казакевич уже мысленно приготовился к тяжёлой ночи, как вдруг вспомнил кота, которого углядел на рынке.
Кот был поджарый, необычно высокий, на длинных, мускулистых лапах и смахивал на маленького серого тигра.
Когда мимо проходил старый полуслепой пёс, кот грациозно выгнулся и задрал вертикально вверх невероятно длинный хвост.
Казакевич  заснул спокойно.

Попов, носок


Рис. Андрея Попова

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru