СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Упавший потолок изменил пол жильца



А яды русские едят

Твори, твори ясно!


Обидеть художника может каждый. Особенно, если не поймет, что перед ним стоит именно художник. А ведь Павленский все делал правильно, по заветам Микеланджело, который, приступая к очередной скульптуре, брал камень и просто отсекал лишнее. Акционист Петр Павленский взял здание Французского банка, которое, по существу, тоже является камнем, и попытался отсечь все лишнее. Работая в смешанной технике канистры с бензином и подожженного фитиля. 

 

Скорее всего, дело в том, что французы – ужасные формалисты. Если бы Павленский появился перед банком в лихо заломленном набок берете, холщевой куртке, измазанной краской, с недоверчивым прищуром: "Я так вижу, хотя и не очень четко" – у него был бы шанс. Но отсутствие этих вторичных художественных признаков многих французов ввело в заблуждение и заставило их рассматривать художественную акцию, как злостное хулиганство.

 

Можно, конечно, сказать, что акция удалась. Поскольку современное искусство призвано как раз раздражать обывателя. Заставить его содрогнуться, остановиться и, хотя бы на минуту, задуматься. Но если это так, то работа Петра Павленского сильно проигрывает акционизму другого опального художника Михаила Саакашвили. Поджог Французского банка смотрится вторично на фоне одиночного прорыва бывшим одесским мэром польско-украинской границы. В этом, действительно, был художественный размах и понятный посыл. А современное искусство, увы, по-прежнему остается в большом долгу.  

Павленский

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru