СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Рихтера подозревали в нечестной игре

Не всё ли равно?

Про евреев и других

 

Максим Стишов

Крестный отец

Деньги липли к Линнику(56), как к другим липнут неприятности. К 30 годам он был уже мультимиллионером. А вот в личной жизни фатально не везло. Самое печальное, что ему никак не удавалось полюбить детей ни от одной из  многочисленных жен. Эти крикливые, эгоистичные, вечно устраивающие беспорядок существа не вызывали у Линника ничего, кроме глухого раздражения. Но Линник честно пытался, искренне надеясь, что уж теперь-то, с ЭТОЙ женщиной и ЕЕ ребёнком будет по-другому. Но – увы. На смену радостному предвкушению чуда снова приходило опустошающее разочарование. После четвёртой неудачи Линник дал себе обет безбрачия, проблему же отцовства решал деньгами – исправно платил алименты, а когда  наследнику исполнялось 18, переводил на его счёт круглую сумму. 
Отойдя от дел, он поселился на озере Комо в совершеннейшем одиночестве, если не считать прислуги. Физиологические потребности удовлетворялись профессионалками из Швейцарии. Иногда Линник путешествовал. Однажды у бассейна в греческом отеле заметил, как ребёнок лет пяти, заигравшись на мелководье, шагнул на глубину и начал захлебываться. Линник, как и был в рубашке и шортах, сиганул в воду и вытащил ревущего малыша на бортик. Счастливые  французские родители ужасно хотели отблагодарить спасителя и материально, но Линник только высокомерно улыбнулся. Французы не успокоились и предложили Линнику стать крёстным отцом мальчика: после случившегося они решили его крестить. И Линник, в тайне от родителей крещёный в детстве нянькой, неожиданно для себя согласился. 
Церемония прошла в одном из парижских соборов. Время от времени Линник навещает своего похожего на херувима крестника, гуляет с ним в парке, кормит мороженым, один раз даже возил в Леголенд. Любит держать его за пухлое предплечье, чуть выше запястья. Иногда Линнику даже кажется, что он что-то чувствует.


Отцы и дети 
– Все нормально? – спросил заботливый сын-программист (23) у отца-кинокритика (58). – Ты какой-то грустный последнее время?  
– Как бы тебе объяснить, сынок, – задумался отец. – Понимаешь, последнее время я все чаще чувствую себя двести восемьдесят шестым компьютером в мире айпедов.
– А кем же тогда чувствую себя я?! – подала прокуренный голос мать-литературовед (58). – Пишущей машинкой?  
– Ну что ты, солнышко, – погладил жену по головке кинокритик, – ты у нас гусиное перышко!
– Вот, сволочь, – улыбнулась литератураведша и чмокнула мужа в губы. Кинокритик ответил, прихватив  благоверную пониже спины. 
Программист  привычно вздохнул и вышел из комнаты... 



Близнецы 
Варгафтик (58) очень переживает за брата-близнеца, талантливого в прошлом врача. 
– В начале 90-х связался с одной американской лохудрой с небритыми подмышками и уехал с ней в Нью-Йорк. Там она его бросила с маленьким ребёнком и ушла к какой-то бабе. Женился на какой-то польке, она тоже родила и умерла, блин. Всю жизнь тянет двоих своих и ещё ребёнка этой польки от первого брака. Экзамены так и не сдал, горбатится медбратом уже лет двадцать, а в Москве в ЦКБ работал! 
Брат Варгафтика тоже переживает за своего московского брата-близнеца, с которым вместе учились на медицинском. 
– Он же был хирург от бога, а теперь какими-то закупками заведует при минздраве. Пять квартир, дворец отгрохал немыслимый, а сам поперёк себя шире, еле ходит. И все время по лезвию ножа – один раз уже чуть не посадили, еле откупился..

 

Попов, облако

 Рис. Андрея Попова

Другие новеллы Максима Стишова

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru