СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Рыба-оползень: дары моря или дитя гор?

Собака – друг Баскервиля

Про евреев и других

 

Максим Стишов

Расплата 
Встречи с чиновником, от которого зависела судьба бизнеса, Кулиш (50) добивался долго. А когда наконец все склеилось, чиновника сняли. Его преемница (40+) оказалась дамой даже по-своему привлекательной, хотя на строгий вкус Кулиша слишком в теле. Она вникла в суть и предложила Кулишу  встретиться в неформальной обстановке. Окрылённый неожиданным успехом, он с радостью согласился. Обед в дорогом ресторане прошёл великолепно, дама кокетничала, Кулиш вовсю подыгрывал, но приглашение на чашечку кофе в домашней обстановке все же застало его врасплох. 
Пришлось согласиться. За первой чашечкой последовали другие, и Кулиш как-то незаметно для себя оказался регулярным поставщиком сексуальных услуг. Ему было неприятно обманывать жену, но самым ужасным  было то, что его вопрос никак не решался. Наконец, он отважился спросить напрямую. Дама горько улыбнулась, а потом и сама спросила в лоб: неужели Кулиш ее действительно не помнит? 
Кулиш растерянно покачал головой и был с позором изгнан.
– И не смей попадаться мне на глаза! Мне тебя вообще "закрыть", – как два пальца, понял?! 
Кулиш спрятался в машине и долго сидел, тупо глядя перед собой. 
Его жизнь рушилась. 
Началась гроза. Тяжёлые  капли дубасили по крыше, бурные потоки струились вниз по лобовому. И тут он все вспомнил. Безнадёжно дождливое лето и какая-то бесприютная, худенькая официанточка, «снятая» от скуки в ночном кафе. Абсолютно голая, с неожиданно большой грудью, она садилась в старое кресло, – полированные подлокотники под сгибами тонких  ног, – и, временами всхлипывая, курила, пока кудрявая голова Кулиша осторожно двигалась в ритме заморских ласк. Официанточка быстро Кулишу наскучила и он избавился от нее с той неделикатностью, на какую бывает способен востребованный столичный плейбой 25 лет. 


Киллер 
Как Ане (79) и Севе (82)  удалось прожить вместе почти 60 лет, никто толком не понимал. 
Инженер Сева любил людей и жизнь, а книгочейка Аня была принцессой. Несмотря на все севины старания, он редко удостаивался аниного одобрения, а дочь-отличница и вовсе не помнила, чтобы мама когда-нибудь ее хвалила. Аня работала музыкальным критиком и в профессиональных кругах проходила под кличкой "Киллер". Когда она умерла, Сева долго не мог выбрать гроб. Позвонил дочери в Новую Зеландию.
– Не парься, – сказала дочь, – какой ни выберешь, маме он бы все равно не понравился. 
Но Сева все-таки взял подороже. На всякий случай.



Ностальгия 
В эмиграции Развозову (57) было как-то горько от того, что он не испытывает ностальгии по питерскому прошлому. Только разве что няниных котлет иногда хотелось зимой. Рецептик был. Но не было няни, да и свинину он теперь не ел. 

 

Попов, пара


 Рис. Андрея Попова

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru