СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Сталинские репрессии нарочно обошли мазохистов

Таперича, когда этого надоедалу сплавили...

Блоги, блоги мои!


Алла Боссарт


Обригадный метод

Алла Боссарт 

У деда была любимая шутка: «Прежде, чем говорить об Испании, надо сказать о Португалии. Главный город – Лиссабон!» Ударение на И.

Я достигла возраста дедушки, когда он снабжал меня червончиками, засовывая их под обертку шоколада «Золотой ярлык», тихарясь от жадноватой жены. Молодость проходит, процесс затянулся. Пора покорять Европу. И снарядилась я вот именно что в Португалию, раз уж о ней, по дедову завету, надо говорить прежде.

Страна портвейнов мне понравилась. То и дело простым людям там является Богородица, дома и церкви, и даже вокзал в городе Порто выложены бело-голубыми изразцами «азулейжуш», старухи в черных юбках торгуют на берегу океана рыбой, и устрицы буквально бегают по узким улицам, попискивая. Вино дешевле воды. Волны к зиме достигают 30 метров, Айвазовский курит.

Бродила я из города в город, обвешанная дарами легкой промышленности, поскольку другой там нет. Что в точности отвечает идее поэта И.И.: «промышленность не может быть тяжелой, ей надлежит быть легкой и веселой». Стекло, керамика, лен, пробка. Азулейжуш. Этот поэт дал мне с собой довольно много денег, наказав, однако, скромнее быть в желаньях. Отсюда стратегические запасы с блошиного рынка.

Но вот милые друзья запихнули меня со всеми моими чемоданами, рюкзаками, пакетами и любимой подушкой на батарейках в автобус, – и отчалила я обратно в главный город Лиссабон, чтоб назавтра, подобно соловью, затемно упорхнуть на родину.

Вообще-то я опасаюсь самостоятельных прогулок на чужбине. Это связано с мозговым кровообращением. Скорый шаг отчасти компенсирует  спотыкливость походки, но любопытство усугубляет навигационную катастрофу. Плюс меня предупредили, что среди лиссабонцев попадаются нечестные люди. Причем исключительно ловкие. Кстати, упомянутый выше поэт, неохотно отстегивая мне заработанное, предупреждал: «Бабки держи в кармане. Да не в заднем, чмо. Знаешь, как носят картежники и бильярдисты? В комок – и на карман».

Карманов на тот момент не оказалось, да и Лиссабон с его трамвайчиками, ресторанчиками, уличными музыкантами, с корридой, где быков не убивают, с рослыми декольтированными трансвеститами, невозможной красоты детьми и с ударением на И, - к тревоге не располагал. Напейся, шептал он вкрадчиво, забудь обо всем! И шагай себе танцующей походкой, куда глаза глядят.

Мгла легла на холмы Португалии. Довольно кромешная, замечу. Кривые, закрученные в спирали улицы обезлюдели. Но белое домашнее вино туманило бедовую голову, как бы высекая из лиссабонской ночи радужные спектры… И тут я вдруг спохватилась. Рюкзачишко мой как-то нехорошо болтался на спине, как-то развязно…

О да. «Рояль был весь раскрыт». И все там было на месте: очки, путеводитель, телефон, ключи, зубная паста, магнитик в виде сардины,  ручки, помада, зарядник и конфета типа леденец. Не было, как вы понимаете, только бумажника.

Глагола «сперли» я на португальском не знаю. Зато я выучила слово «обригада» (спасибо). С которым и обращаюсь напоследок к лиссабонским щипачам.

Обригада, пацаны, за урок. Теперь я всегда, всегда, всегда буду носить деньги, как завещали нам старшие товарищи: в ком и на карман.

Прав был дед. Прежде, чем говорить об Испании, надо сказать о Португалии. Главный город – Лиссабон! 


Комментарии


Рейтинг@Mail.ru