СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Яйца помогли плохому танцору сменить профессию.

У меня работы непечатый край!
israpolicy

Я не достаю из широких штанин

 

Игорь Поночевный, СПб

 

Пришло, значит, ко мне УФМС, село на табуретку, кашлянуло, и говорит:

– Уведомите нас, уважаемый, пожалуйста, что вы – иностранный гражданин. А то вас уже пять миллионов скопилось, и пора на вас «уголовку» заводить.

А я спокойно, так, ему отвечаю:

 – Почему?

Оно папочку отложило, рот отворило, и вопрошает:

– Что почему?

– Ну, почему я должен уведомлять?

– В смысле?

– Без смысла. Почему я вас должен уведомить, а не вы – меня?

 

Тут я заложил ногу за ногу и прочитал УФМС нотацию, от которой оно совсем побелело.

– Россию, – сказал я, – покинуло уже такое количество несчастных наших граждан, что нас, россиян, заграницей уже образовалось совершеннейшее большинство. По сравнению, с вами, оставшимися. Где мы, и где вы? Смешно даже.

Оно на это страшно выпучилось, но я без зазрения продолжал.

– Особенно, учитывая, что половина ваших оставшихся сидит в России на чемоданах, и уже совсем лыжи навострило. И не сегодня-завтра свалит. И у вас самого-то, – тут УФМС страшно забегало глазами, – паспортишков, небось, на всю семью уже приуготовлено?

Сказал, и засмеялся ему в зубы.

 

УФМС робко и нерешительно на это со мной заспорило, что руководствуется исключительно буквой закона, нормой и запятой, не отступая от параграфа ни на йоту.

Я рассмеялся.

– Так зачем вам мое второе гражданство?

– Знать.

 

– А, кроме того, – перешел я в наступление, – если приглядеться, то большинство вообще в СССР родилось, и непонятно о чем и кому оно должно уведомлять? То ли о статусе России – первому, то ли о статусе СССР – второму? Чего хотите-то? Чтоб всяк русский за границей был ваш? Кинуться грудью на его защиту?

– Как можно, – зашипело мне УФМС, – так говорить? Да это почти государственная измена и разглашение государственной тайны.

Я вытер руки ветошью, всем видом показывая, что мне надо работать.

 

– Уведомлять будете?

– Нет,– сказал я.

– Почему?

– Нет у меня никакого второго гражданства.

– Не морочьте нам голову, Рабинович,

– Во-первых, я не Рабинович. Он живет этажом выше, но уже двадцать пять лет, как умотал.

– Зачем же за нос меня водить? – УФМС встало с табурета.

– Ах! Извините. Ведь я совсем забыл вам сказать, что только что выкрасил этот табурет.

УФМС

 

Рис. Алеши Ступина

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru