СМОТРИТЕ ТУТ У НАС!

Боксер защитил титул чемпиона мира по боксу от чемпионки мира по фигурному катанию.

Поэзия должна быть глупой, ватной

Мишка на Сирии

МедведьСтоял  ближневосточный теремок. Не низок, не высок. Соседи, как на подбор. Все симпатичные. То мышка-норушка зайцу-побегайцу дверь подожжет. То лягушка-квакушка комарика-сударика дустом потравит. И до поножовщины доходило. Короче, звери, как звери. Сирийский вопрос только их окончательно испортил. И тут неожиданно весь теремок затрещал, покосился. Это медведь-топтун на крышу теремка сел.

 

– Я у вас погощу, – раздался раскатистый бас, – погощу, порядок наведу.

 

Правда, порядок особо наводить не стал, а больше по сторонам оглядывался:

 

– А это у вас что? Улей? Чей? Ага… А это у вас ягоды? Чьи?

 

И что-то для себе в специальную книжицу записывал. Звери сначала испугались. Кто-то пытался даже булавкой ему в ногу ткнуть.  А потом сообразили, что медведь, это не только плохо, но и, пожалуй, хорошо. Вместо того, чтобы друг дружку бить, лучше всем вместе медведя бояться. А медведь сидит и размышляет:

 

– А почему это вы кузнечика хотите из квартиры выписать? Непорядок это. А крысы почему в подвале поселились? Вывести нужно.

 

Правильные вещи, в принципе, говорит. Ладно уж, если сидит – пусть сидит. По крайней мере, другой медведь страшнее этого не сядет. А медведь почесал репу, подумал о чем-то своем и вдруг засобирался.

 

– Ладно, пойду. Живите, не ссорьтесь. Или ссорьтесь – мне теперь все равно.

 

И ушел. А что хотел? И куда пошел? Никто так и не понял. Только пару табличек поставил на ульях, да в ягодных кустах. И написал на них «Моё».

Комментарии


Рейтинг@Mail.ru